Стихотворения | Публикации | Галерея  
Разделы сайта
Случайное фото
WWW.rudaki.tk

Публикации

Поэт недоступной простоты

Рудаки – классический поэт, родоначальник персидской поэзии, начавший писать на новоперсидском языке. Существовавший до этого персидский язык после стремительного завоевания Ирана арабами и распространения Ислама вынужден был видоизмениться, стал использовать арабскую графику.

Рудаки, жившему на сломе эпох, удалось в своем творчестве слить воедино и доисламские музыкально-поэтические традиции, и иранские песенные, и новые для всех нормы арабского стихосложения. Имя Рудаки прославлялось от границ Китая до Аравийских пустынь.

Родился Рудаки около 860 года и получил при рождении имя Абу Абдаллах Джафар ибн Мухаммад. По другому преданию его звали Абуль Хасан, но вязал с собой в жизненный путь иное имя – Рудаки, происходящее от названия родного селения поэта, что в переводе означает ручеек.

Прошло время, и люди дали ему еще одно имя – Адам поэтов, то есть праотец поэтов. Он "в стихотворчестве из камня создал подробный шелку стих".

Древнее предание рассказывает нам, что Рудаки родился слепым и был озарен лишь внутренним светом. Однако "его взор видит так ясно, что мы подвергаем сомнению правдивость легенды, ибо неожиданно крупную роль играют краски, и нам кажется, что он… слишком уже забывает про свою слепоту" (Дж. Дармстетер).

Совсем еще незрелым юнцом Рудаки покидает родимый дом и в стоптанных башмаках направляется в сторону великой Бухары.

В Бухаре Рудаки получает образование. Он трудится словно "шелкопряд, который, соткав себе саван, погиб, но шелк его превратился в чудесный наряд". А наряд этот – чудесные знания.

Днем юноша учится, а по вечерам поет свои песни. И вот пришло время, когда его мотивы достигли слуха эмира Насра. Он уважал и ценил родной язык и его традиции. Так постепенно под защитой властей на основе народных поэтических традиций возникла поэзия таджиков и персов. Эта поэзия получила название "Фарси". Рудаки стал ее основоположником, но это в будущем.

Эмир любит Рудаки и советуется с ним по любому поводу, но не о важных государственных делах, а об искусстве, поэзии, музыке.

Рудаки на долгие годы стал придворным поэтом Саманидов – династии иранских шахов, в VII веке завоеванных арабами. В адрес поэта веял ароматный дым восхвалений, все произносили славу учителю. Он был султаном поэтов и в то же время он всегда был простым. Но его простота недоступна пониманию. Его стихи просты, и всякому кажется, что он мог бы написать лучше. И все-таки никто не может написать так, как он. Его стихи недоступны в своей простоте.

Но пока поэт не думает об этом. Ему легко и свободно живется при дворе. Он словно молодое деревце, орошаемое обильным золотым дождем. Но Рудаки не только празднует счастливые дни своей юной жизни, он видит все.

За свое счастье Рудаки знает, кого благодарить:

Всевышний спас меня от горя, четыре качества мне дав:
Прославленное имя, разум, здоровье и хороший нрав.
Любой, кому даны Всевышним четыре качества такие,
Пройдет свой путь без горя, людских печалей не узнав.

 Так и жил поэт, творил, дружил, любил, одаривал всех доброжелателей приязнью, при этом никогда не забывал о своей жажде приобретения знаний и сам себе говорил:

Ученье – лучший клад, его ты множишь:
Копи сокровища, пока ты можешь.

Письменная поэзия в то время была только при дворе. В начале своей деятельности во дворце Саманидов Рудаки был окружен почетом и богатством, но придворные летописцы сохранили предания о том, что Рудаки впал потом в немилость и его изгнали из дворца. Такую трагедию переживали все старые иранские поэты.

Причина опалы Рудаки неизвестна. Можно лишь предполагать, что определенную роль сыграло его сочувственное отношение к одному из народных мятежей в Бухаре. Великий поэт умер в 941 году в родном селении.

Из его двустиший до нас дошли лишь отдельные стихотворения и фрагменты. Сохранились отрывки семи дидактических поэм-маснави, известны названия двух из них: "Солнцеворот" – поэтическое изложение "Синдбаднаме", "Калила и Димна".

О ком бы ни писал Рудаки – о высоких покровителях, о самом себе, о своих героях, он всегда открывает новую грань обыкновенной человеческой личности. Поэт часто использует образы, взятые из повседневной жизни, из быта. Рудаки не приспосабливался к правилам панегирической поэзии, а подчинил ее своим законам. Автобиографическая касыда "О старости" потрясает тем, что это не печальная повесть о старости, а гимн молодости, вечной красоте и радости жизни. Именно эта контрастность, внутренняя противоречивость, мгновенные переходы от упоения молодостью и радостных воспоминаний к скорби и безнадежности составляют суть трагического оптимизма Рудаки.

Рудаки не был философом, объясняющим мир, он был поэтом, чувствовавшим мир и мечтавшим о его совершенствовании. Под его воздействием творила плеяда поэтов.

Рудаки был необычайно плодовит. Он разработал едва ли не все поэтические формы того времени: касыда, газель, рубаи, месневи. Его произведения в течение столетий служили образцами при дальнейшем развитии этих стихотворных форм. Его традиции продолжали Фирдоуси, Хафиз и другие поэты.

Гениальная поэзия Рудаки до сих пор живет в душах народов мира. Еще в начале XII века Рамизин Самарканди писал:

Если кто-либо добьется господства в мире хорошим стихотворством,

То Рудаки подобает главенство над всеми этими поэтами…

Будучи редкостным счастливчиком, поэт не черствеет душой, он распахивает ее настежь миру и просит все человечество:

На мир взгляни разумным оком,
Не так, как прежде ты глядел.
Мир – это море. Плыть желаешь?
Построй корабль из добрых дел.

Источник: Газета Ассалам

Стихотворения | Публикации | Галерея